Психолог Душепопечительского центра св. прав. Иоанна Кронштадского Изяслав Адливанкин: При лудомании деградация личности происходит намного быстрее, чем при алкоголизме и наркомании

20.10.08 | 12:22 НХМ>>Интервью 

Несколько лет назад в России появилось множество игровых автоматов. И довольно быстро пошли разговоры, что люди, и в первую очередь дети, попадают в зависимость от них. По телевизору рассказывали про одного известного писателя, который на старости лет так увлекся «автоматной игрой», что влез в страшные долги. У меня сразу закралось подозрение, что тут дело нечисто. Ведь автоматы были и раньше. Но такого, чтобы взрослые мужчины и женщины вдруг массово ринулись в них играть, а другие взрослые часами стояли за их спиной, напряженно вглядываясь в мелькающие изображения, — ничего подобного не было и в помине! Что же это за новая форма зависимости, об этом мне удалось поговорить с психологом Душепопечительского центра св. прав. Иоанна Кронштадского Изяславом Адливанкиным.

— Мы с удивлением обнаружили, какую страшную опасность представляют примитивные игровые автоматы, которые расплодились сейчас по всей России. Но к нам с одними и теми же симптомами приходят сотни людей. Реальность такова — при игре на автомате происходит фатальный захват человеческой личности.

— Почему это происходит?

— Поскольку о страстях, которые обычно сопровождают любую азартную игру, мы в данном случае говорить не можем, значит, существуют какие-то иные механизмы захвата человеческой психики. И действительно, анализируя принципы взаимоотношения людей с игровыми системами, мы обратили внимание на то, что при кажущейся примитивности эти системы скрупулезно продумана с точки зрения психологии и психофизиологии. При игре на автомате у человека искусственно формируется так называемая «рефлекторная дуга».

— Поясните, пожалуйста.

— Помните, как академик Павлов вырабатывал у собак условные рефлексы?

— Собакам давали мясо и зажигали лампочку. При виде мяса у животных начинала течь слюна. А потом лампочку стали зажигать без кормежки. Однако слюноотделение у собак все равно появлялось.

— Верно. У игроков тоже вырабатываются рефлексы. Только принципы формирования этих рефлексов базируются на самых передовых технологиях. Любой человек, зайдя в салон, обратит внимание на то, что на каждом аппарате установлена обыкновенная мигалка. Зачем? Вспомним Павловских собачек. Представьте себе: заходит человек в салон, садится за автомат, разменивает денежки, похожие на настоящие. Кругом все звенит, шумит, все двигается в определенном ритме, мигалки работают. Такая обстановка очень сильно рассеивает внимание человека.

— Зачем?

— Когда внимание рассеяно, человек не способен одновременно проанализировать существующую ситуацию. А потому он уже открыт для воздействий. Ну, так вот. Садится человек перед автоматом, бросает деньги — зажигается лампочка. Он внимательно смотрит на крутящиеся барабаны, нажимает соответствующие кнопки. Каждый момент выигрыша сопровождается характерным звуком и цветовыми всполохами. Потом высыпаются деньги. Это опять же сопровождается звуком.

Понимаете, о чем я говорю? Попробуйте себе представить схему, самую примитивную: лампочка — мясо — слюна. У собачки условный рефлекс вырабатывался всего за 12 опытов. А здесь не собака, а человек. Причем в состоянии аффекта, обуреваемый страстями. За одну ночь он повторяет одну и ту же операцию тысячи раз! Денежки бросил — зажглась лампочка. Кнопочку нажал — закрутились барабаны. Получил выигрыш — зазвенели монетки…

При многократном повторении подобных действий возникает рефлекторная дуга. Область эта пока мало изучена, но мы уже знаем, что у людей, монотонно выполняющих одну и ту же операцию на конвейере, возникает профессиональное заболевание: они маниакально стремятся к повторению этой операции, в их сознании постоянно прокручиваются одни и те же действия…

Кроме того, не стоит забывать, что человек, обуреваемый страстями и не противящийся им, уподобляется животному. А первая сигнальная система, на которой базируется формирование условных рефлексов, как раз является общей для людей и для животных. Ну, а вторая сигнальная система, которая предполагает логические действия и могла бы воспрепятствовать формированию условных рефлексов, в данном случае подавляется пивом и другими спиртными напитками. Ведь они обязательно продаются в игровых салонах.

То есть, создана тщательно продуманная, комплексная система, целиком и полностью направленная на то, чтобы сформировать у человека, попавшего в салон, зависимость от игровых автоматов. Даже в рекламе, находящейся вне салонов, заложены некие «ключи», которые воспринимает подсознание во время игры. Мельком брошенный взгляд на рекламу, вызывает у лудомана целый ряд рефлексов. Причем рефлексов настолько глубоких, что сознание неспособно их проконтролировать.

— Какие еще особенности восприятия эксплуатируются в игральных системах?

— Нейрофизиологами установлено, что направление взгляда соответствует определенным сенсорам. Иными словами, по тому, куда направлен взгляд (вверх — влево, вправо — вниз и т.п.), можно установить, какая система (зрение, слух, ощущения) в данный момент используется для оценки поступающей информации и наиболее открыта для воздействия. Соответственно, размещая на экране в нужном месте особые стимулы, можно непосредственно взаимодействовать с определенными отделами мозга. Как бы включая и выключая те или иные каналы восприятия. Говоря обобщенно, внизу находятся эмоции и ощущения, по горизонтали — звуки, вверху — зрительные образы. То есть, фактически ко всем отделам мозга есть прямой или косвенный доступ через организацию движения глаз.

— Цвета тоже подобраны не случайно?

— Нет, конечно. Всем психологам известен знаменитый тест Люшера, когда испытуемым предлагается выбрать какие-то цвета. По подбору цветовой гаммы делается вывод о психоэмоциональном состоянии испытуемого. Таким же образом открывается возможность обратного влияния на человека: специальным подбором цветовых оттенков можно изменять психоэмоциональное состояние играющего и, соответственно, менять его физиологию, вызывать необходимые физиологические реакции. А ведь есть еще и звуковое влияние.

Для компьютера не представляет никакой проблемы управление частотами, связанными с естественными частотами различных отделов мозга, организуя их работу по определенной схеме. И все это вместе оказывает комплексное воздействие на человека. Создавая на экране в строго определенных местах различные цветовые, звуковые, графические стимулы, добавляя к этому разные околопороговые вербальные команды, синхронно модулируемый стереозвук, можно сделать так, что человек незаметно для него погрузится в измененное состояние сознания. А ведь игра и без того является измененным состоянием психики! Специалистам, имеющим дело с азартным игроком, совсем несложно сформировать у него зависимость. Такой человек представляет собой совершенно открытую систему.

— Это и есть та самая «открытая личность», о которой так часто говорят современные психологи?

— Да. Она открыта для воздействий, ничем не защищена. А то, что на человека можно воздействовать на уровне подсознания, в настоящее время не вызывает никаких сомнений. Органы восприятия не позволяют человеку контролировать неосознаваемые техногенные информационные воздействия. Часть информации при этом может не контролироваться сознанием, но восприниматься мозгом и помимо воли человека влиять на его поведение.

Эти же специалисты отмечают, что тенденция к использованию различных психотехнических приемов в последнее время резко усилилась. В первую очередь, в области шоу-бизнеса. Я в своих выступлениях прямо говорю, что не может быть человека, который несколько раз пообщается с современным игровым автоматом и не станет от него фатально зависимым. Такого просто не может быть! В этом смысле люди устроены одинаково.

— Люди какого возраста особенно подвержены риску стать лудоманами?

— Практически любого, кроме, разве что, подростков, у которых свой наркотик — компьютерные игры. Для них автоматы примитивны. Так что сейчас можно говорить об опасности тотальной лудомании. Особенно страшно наблюдать за пожилыми людьми. Просто ужас, как быстро они деградируют, пристрастившись к игре на автоматах. А ведь сейчас эти автоматы есть даже в поселках и маленьких городках. И самое страшное: люди не понимают, что у них есть зависимость. Им кажется, что стоит им захотеть и увлечение автоматами уйдет. Люди становятся неадекватными.

— А как меняется личность человека? Чем опасна лудомания? Ведь нам могут возразить: «Что тут ужасного? Люди так проводят свой досуг. Они же никого не убивают, не грабят».

— Так сказать не могут, потому что эта проблема даже более тяжелая, чем проблема алкоголизма и наркомании.

— Почему?

— Потому что она тяжелее поддается лечению, а все социальные и личностные последствия практически те же самые. При лудомании, как и при алкоголизме с наркоманией, возникает полное социальное отчуждение. Это первое, что бросается в глаза. Родственники в отчаянии от того, что их близкому, подсевшему на иглу игральных автоматов, все стало безразлично.

Второе — это обязательно преступность! Я десятки, если не сотни раз, слышал от разных людей фактически одну и ту же историю. Дескать, была студенткой, в жизни никогда ничего не украла, а сейчас краду… И видеть такое саморазрушение бывает крайне тяжело, потому что когда человек совершает какие-то криминальные или неадекватные поступки в состоянии химической зависимости, это вполне объяснимо воздействием наркотика. А когда он все прекрасно понимает, но ничего не может с собой поделать, это более страшное явление. Причем деградация личности происходит намного быстрее, нежели при алкоголизме и наркомании.

Несмотря на высокий процент выигрышей, через некоторое время человек все равно оказывается в проигрыше, в долгах. Иначе и быть не может! В противном случае игорный бизнес не процветал бы. Отрешиться от своей страсти от уже не в состоянии, поэтому ему нужны деньги для продолжения игры, и он уже не останавливается ни перед чем. Так что социальные последствия вполне очевидны.

— Кому, по вашим наблюдениям, помочь легче: наркоманам или лудоманам?

— Несомненно — наркоманам. Для них у нас разработана определенная схема лечения, которая включает работу с наркологами, психологами, психиатрами, существуют специальные препараты. Лудомания же на сегодняшний день почти неизлечима.

— Какой же выход из этой проблемы?

— В области борьбы с лудоманией у Европы есть кое-какой положительный опыт. В ряде стран владельцы игорного бизнеса по закону обязаны оплачивать реабилитацию лудоманов. Кроме того, некоторые группы граждан ставятся на учет. Игроки, желающие избавиться от зависимости, пишут заявление, чтобы их не пускали в салоны, и специальные службы следят за этим.

— На фоне той жуткой картины, которую вы нарисовали, это — капля в море. Ведь автоматы калечат психику тысяч людей.

— Да, конечно, по хорошему нужно потребовать запретить это «развлечение». Но сперва мы должны как следует обосновать наши требования, собрать статистику, привлечь специалистов. Иначе к нам не прислушаются.

— А люди тем временем будут становиться психическими инвалидами…

— Да, в нашем обществе именно так и происходит. Между тем, картина поистине ужасающая. Считается, что Москве около 300 000 людей, в той или иной форме зависимых от игры. В Санкт-Петербурге лудоманов, может быть, несколько меньше, но тоже немало. А сколько в других городах и весях? Речь идет о тысячах, если не миллионах, наших сограждан.

Я, как специалист, могу утверждать, что это люди, вырванные из общества и вступившие на путь нравственной деградации. Так что нужно не просто заявлять протест, а бить во все колокола. Мир еще не представляет себе той страшной опасности, которая на него надвигается. Для нас это еще одно оружие массового поражения, средство уничтожения России.

— Значит, пока людям можно посоветовать только одно: близко не подходить к автоматам?

— Да. Это единственное надежное средство безопасности. А государству следует срочно принять меры по защите своих граждан от нового информационного оружия.

Татьяна Шишова

http://prochurch.info/index.php/more/13447